«Партия прогресса» в середине XIX века
Страница 4

Рост значения авторитарности в среде дворянской интеллигенции был вызван более глубокой причиной, а именно фактором национальной "беспочвенности" российского "либерализма". Настоящей почвой "русских либералов", так же как и "русских консерваторов", первой половины XIX в. была обоготворяемая ими Европа и европейская культура, а для многих из них и европейская религия: протестантизм, католичество, внецерковное «христианство» в форме масонства, мистика и метафизика гностических сект и т.д. Национальная "беспочвенность" и тех, и других заключалась в полном отрыве их от истинной русской традиции и от русского народа, который являлся ее носителем. Подобно католику Чаадаеву они не имели никакого понятия об этой традиции. История России до Петра их глубоко не интересовала: там они видели только княжеские межусобицы, монголо-татарское иго, православное обрядоверие и тиранию азиатских деспотов - московских царей. "Либералов" привлекало в русском прошлом только одно светлое пятно - Новгородская республика. Великая история России начиналась у них только с Петра. Петровское наследие было для них единственным русским наследием, которое они с готовностью принимали. Незнание русского народа и его культуры, презрение к ней, как варварской и азиатской, порождали в привилегированном сословии психологический комплекс отчуждения, непонимания и страха. Это отчуждение стало постепенно преодолеваться только в "славянофильском" круге. Но этот круг был слишком мал и потому не делал большой погоды. Значение "славянофильства" заключалось в том, что оно впервые нащупало русскую национальную почву, русскую культурную традицию, стерло с них вековую пыль забвения. "Славянофилы" в этом смысле стали основателями русской - подлинно национальной и патриотической - интеллигенции. Но все же их патриотизм был еще не слишком глубоким, он еще не врастал корнями в толщу народа, он был ограничен дворянским корпоративным духом. "Славянофильство" пробудило интерес ко всему русскому, ко всему славянскому, ко всему народному, однако в силу своей кастовой ограниченности не могло выражать и представлять интересы народа.

Таким образом, "беспочвенность" русской дворянской интеллигенции, как либеральных "западников", так и национал-либеральных "славянофилов", привела только к одной возможной для нее политической идее - революции "сверху": либо посредством либеральной правительственной реформы, либо посредством заговора и политического переворота. Поскольку декабристский путч не удался, последний вариант отпал. Осталась возможность воздействия на императора через проникновение "либералов" в эшелон внесословной государственной бюрократии, что и было с успехом осуществлено в конце 50-х - начале 60-х гг. В силу фактора "беспочвенности" у дворянской интеллигенции не возникала даже крохотная мысль о том, чтобы предоставить народу, после его освобождения от крепостной зависимости "сверху", самому выработать формы своего существования согласно географическому положению России, ее климату, ее природным и культурно-историческим условиям, согласно народному опыту, представлениям, хозяйственным, социальным, государственным, культурным и религиозным идеалам. Для этого требовалось бы созвать всесословный Земский Собор, обеспечить пропорциональное представительство всех сословий, этнических и религиозных групп населения империи, которые выработали бы новое Соборное Уложение - Основной Закон страны, отвечающий всем вышеназванным условиям, а главное - воле всей евразийской нации. Это было бы подлинно демократическое решение проблемы модернизации России на основе традиции - единственно плодотворный и перспективный путь реформ. Но, увы. Ничего такого даже в отдаленном смысле не произошло. "Либералы" всех мастей думали, что у "темной", "забитой" народной массы не может быть никаких хозяйственных, социальных, государственных, культурных и религиозных идеалов. Они представляли народ в виде глины, материи, а себя творцами-демиургами, пигмалионами. Они желали вылепить из России свою возлюбленную Галатею по классическим европейским образцам. Им не было никакого дела до того, как сам народ отнесется к подобного рода "искусству" и каковы будут последствия творческого эксперимента. XX век показал, что последствия эти ужасающи по своим масштабам. Между тем народ мечтал о крестьянском православном царе - атамане, народном заступнике и защитнике, а правде-справедливости (социальной справедливости), о жизни по Божьему Закону, а не по человеческому хотению, о вольном казачестве, о свободной, ревностно пекущейся о своих чадах, Церкви, о вольном хозяйствовании на собственной крестьянской земле, которые бы не требовали ни выкупа, ни отработок, ни барщины, ни оброка. Согласны платить царю-атаману на государевы нужды, десятину Церкви, но не пану, не барину-бездельнику и дармоеду, не ростовщику-разорителю, не иностранным господам. Вполне определенные, здравые и простые идеалы.

Страницы: 1 2 3 4 5

Россия в I мировой войне
1 августа 1914 г. Россия вступила в Первую мировую войну на стороне Антанты. Не касаясь всех событий хода войны, остановимся на том влиянии, которое она оказала на общее развитие ситуации. В традиционной трактовке советской историографии война рассматривалас ...

Объединение Италии. Политическое и экономическое положение Италии. Приоритет Пьемонта.
В результате поражения революции 1848-1849 гг. Италия ос­талась такой же раздробленной, как и раньше. В Ломбардии и Ве-неции быщ.восстановлена власть Габсбургов, сйом6щь.ю австрийских штыков вернули себе престол герцоги Модемы, Пармы и Тосканы. Для большей б ...

Историческая роль Екатерины II
Правительство Екатерины II решило вернуться к осуществлению своего давнего плана отделения Кубани от Крыма. В декабре 1776 г. оно ввело войска за Перекоп и возвело на ханский престол Шагин-Гирея. Однако не прошло и одного года, как «турки весьма искусно сраб ...