Реформаторство xx века и крестьянский менталитет
Страница 3

Материалы » Менталитет российского крестьянина »  Реформаторство xx века и крестьянский менталитет

Основы этой политики закладывались, во-первых, допущением частника и торговли, и, во-вторых, укреплением крестьянского землепользования, принятием Земельного Кодекса 1922 г. По этим двум направлениям нэп и оказался наиболее продвинутым и успешным: решая насущные хозяйственные задачи, он создавал для производителя известную психологическую уверенность и надежность. Сам факт восстановления рынка явился на первых порах действенным стимулом.

Некоторое время (этому способствовали урожайные годы) взаимодействие плана и рынка еще позволяло поддерживать состояние зыбкого и неустойчивого равновесия между разрушительными и созидательными процессами. Благодаря этому было обеспечено восстановление как бы «вчерне», поскольку качественная сторона отставала от уровня 1913 г. и тем более не соответствовала новым потребностям народного хозяйства. Разрушение крупных крестьянских хозяйств остро поставило проблему товарности, сельскохозяйственного, особенно хлебного экспорта, деревенской занятости и т. д[25]. Государство резко обеднело: национализация промышленности, транспорта и т. п. сделала убыточными многие отрасли народного хозяйства, а ликвидация капиталистического уклада резко сократила возможности накопления производительного капитала в стране.

Институциональная политика базировалась на фундаментальном признании переходности, временности товарно-денежных отношений, многоукладной экономики и допуска «эксплуататорских» классов. Отсюда — отсутствие полноценных рынков земли, капиталов, труда. На практике действовала мобилизационная модель развития — своеобразное самоограничение социализма с соединением экономической и политической власти в лице государства.

«Пролетарское государство» отказывало собственнику в главном — в стабильности, правовой защищенности, законных гарантиях. Ведомственные циркуляры и инструкции практически запрещали свободу выбора формы землепользования (выхода на хутора и отруба). «Правила игры» постоянно менялись: ежегодно пересматривались условия налогообложения или признаки подведения «под кулацкое звание». Это подрывало трудовую мотивацию к труду, препятствовало развитию новых хозяйственных потребностей, перечеркивало предпринимательский риск.

Кооперативное движение развивалось как стихийное, стимулируемое реальным экономическим интересом снизу, чутко отзываясь на всякие перемены. Документы свидетельствуют о росте с/х кооперации: к осени 1927 г. она охватила примерно одну треть или 3 млн. крестьянских хозяйств, далеко не дотянув до 12 млн. дореволюционных. Относительно благоприятные количественные показатели не означали реальных качественных перемен. Вопреки тому, о чем раньше писали мы — советские историки и экономисты, — подгоняя реальность под ленинскую схему развития «строя цивилизованных кооператоров», — внутренняя структура крестьянского хозяйства не менялась в связи с участием в той или иной форме кооперативного объединения. Она оставалась, как показывают массовые аграрно-статистические источники, потребительской и полунатуральной[26]. Такое кооперирование являлось лишь более мягким вариантом огосударствления, не сопровождалось заметным подъемом благосостояния крестьянских дворов и не могло оздоровить крестьянскую психологию.

Параллельное и превалирующее развитие госсистемы кредитования подрывало и дезорганизовывало институт кооперативного кредита. До революции в кредитную кооперацию было вовлечено 60% крестьянских хозяйств, а в 1926/27 г. — лишь 1—2%, причем сумма вкладных средств не превысила 10% довоенных. В 1925 г. личное потребление крестьянина достигло 90% от довоенного уровня, а доля вкладов в с/х кредит — лишь 3%. Во второй половине 20-х годов собственные вкладные средства с/х кооперации составляли не более 30% (до революции свыше 84%).

Факты говорят о том, что проведение строгой классовой линии отбрасывало не только кооперативный принцип равенства возможностей, но и нэповское по сути признание частного интереса. Вот типичное свидетельство вологодского крестьянина Д. А. Васюкова, писавшего в 1927 г. в «Крестьянскую газету»: «Но, к великому сожалению, всех передовых крестьян, стремящихся поднять свое хозяйство по-культурному, одергивают и создают такие условия, что какой бы то ни было передовик не захочет больше продвигать свое хозяйство вперед ., а без заинтересованности передовых крестьян увеличение доходности нашего хозяйства будет стоять на мертвой точке».

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Османская империя в конце ХІХ в. – начале ХХ в. Превращение Османской империи в полуколонию
Положение Турции в конце ХІХ в. в области международных отношений принципиально изменилось. В это время завершился раздел мира между ведущими капиталистическими державами и началась борьба за его передел. Изменился также и характер эксплуатации колониальных ...

Судоустройство и судопроизводство России в 1696–1710 гг. Ратуша как орган правосудия
По реконструированному Н.Б. Голиковой именному указу 1696 г., трансформированный годом ранее из Преображенской потешной избы Преображенский приказ заполучил исключительное право суда по государственным преступлениям. Отныне, независимо ни от территории, ни о ...

Закономерности интеграции Северного Кавказа в государственное пространство России (до окончания Кавказской Войны)
Первоначально данную главу предполагалось назвать «Циклы истории России и кавказские войны (до 1917 года)». Не отказываясь от тезиса о том, что сила оружия всё же сыграла немаловажную роль во включении Северного Кавказа в состав российского государства, огов ...