Предпосылки введения христианства на Руси
Страница 1

Материалы » Реформаторская деятельность Владимира Святого » Предпосылки введения христианства на Руси

Проблеме введения христианства на Руси, деятельности православного духовенства, влиянию нового вероучения на исторические судьбы славян посвящено немало научных работ. Среди них назовём работы Е.Е. Голубинского, А.Г. Кузьмина, А.В. Карташева, Н.М. Никольского, М.Д. Приселкова, О.М. Рапова, Б.А. Рыбакова. Хотя авторы указанных работ исследуют историю становления христианства на Руси не в контексте реформаторских процессов, но их работы представляют интерес для понимания тех закономерностей исторического процесса, которые привели восточных славян в православие. В этих работах учёные приводят немало убедительных аргументов в пользу замены язычества православием как религией, наиболее соответствующей социально психологическому типу восточных славян и их образу жизни[1].

Вместе с тем в последние годы в средствах массовой информации у нас и за рубежом в рассуждениях некоторых западных учёных, выступающих с позиций антиправославия, проводится мысль о том, что православие увело восточных славян в сторону от столбовой дороги европейской цивилизации и предопределило такие качества, как жертвенность и самоотвержение, т.е. качества, которые обрекают народ на историческую несостоятельность, ведущую в тупик.

С такими взглядами трудно согласиться по ряду причин. И первое возражение лежит на поверхности – национальный характер восточных славян к моменту принятия христианства практически сложился, а под влиянием христианства он усовершенствовался или видоизменился, главным образом, в сторону смягчения (например, ушёл в прошлое языческий обряд жертвоприношения). Сошлёмся на примеры, которые в последнее время становятся хрестоматийными и включаются в школьные учебники. Так, греческие авторы свидетельствуют: «Племена славян ведут образ жизни одинаковый, имеют одинаковые нравы, любят свободу и не выносят рабства. Они особенно храбры и мужественны в своей стране и способны ко всяким трудам и лишениям. Они легко переносят жар и холод, и наготу тела, и всевозможные неудобства и недостатки. Очень ласковы к чужестранцам, о безопасности которых заботятся больше всего: провожают их от места до места и наставляют себя священным законом, что сосед должен мстить соседу и идти на него войной, если тот по своей беспечности вместо охраны допустит какой-либо случай, где чужеземец потерпит несчастье». Часто вступавшие в военные схватки со славянами греки отмечали: «Они превосходные воины, потому что военное дело становится у них суровой наукой во всех мелочах. Умереть от старости или от какого-либо случая – это позор, унизительнее которого ничего не может быть»[2].

Наблюдения и характеристики, оставленные современниками восточных славян-язычников, свидетельствуют, что такие качества, как жертвенность и самоотвержение, связаны не с православием, а были изначально присущи менталитету жителей восточно-европейских равнин и сохранились в их потомках спустя более чем тысячу лет. Зададимся риторическим вопросом – можно ли считать качества, сохранённые и пронесённые через испытания тысячелетней историей, качествами, обрекающими народ на историческую несостоятельность и ведущими в тупик.

Второе возражение связано со временем принятия христианства. Оно пришло и было востребовано, в первую очередь, правящей элитой в эпоху, когда государство – Киевская Русь – уже сформировалось. Власть нуждалась в идеологической поддержке, которую языческая религия с её традицией многобожия оказать в должной мере не смогла. Уместно привести и ещё одно возражение. Оно связано с известным летописным повествованием о встрече князя Владимира с миссионерами от ислама, иудаизма, католичества и православия. В ходе антиалкогольной кампании 1980-х гг. многие её противники, цитируя известный ответ Владимира Святославича мусульманским миссионерам о том, что их религия запрещает употреблять спиртное, а «Руси есть веселие пить, не можем без того быть»[3], поднимали этот ответ на щит как решающий аргумент в отказе от ислама.

По нашему мнению, это не главная причина, а чисто дипломатический приём вежливого отказа. Если следовать за текстом «Повести временных лет», то там указаны три причины, из-за которых князь Владимир I отказался от ислама: обрезание, воздержание от употребления свинины и вина[4]. Истинная же причина, очевидно, кроется в глубоко укоренившейся на уровне обыденного сознания враждебности к кочевым народам, а их религией был ислам.

Не мог Великий князь принять и иудаизм – специфическую религию одного народа – евреев, рассеянных по всему миру. Ни один правитель планеты не пожелает такой судьбы своему народу. К тому времени, когда в Киеве правил Владимир Святославич, католическая церковь в Западной Европе уже успела проявить себя настойчивыми притязаниями на контроль над светской властью, что, естественно, не могло привлечь внимания и встретить поддержку правителей Восточной Европы.

Страницы: 1 2

Французская буржуазная революция и русская общественная мысль
В дни, когда во Франции вооруженный народ штурмовал Бастилию, в России Радищев печатал свое «Путешествие из Петербурга в Москву». Тогда же Я. Б. Княжнин завершал свою последнюю трагедию «Вадим Новгородский», явившуюся вершиной дворянского свободомыс­лия. Яко ...

Судебные преобразования
Настойчивыми и осторожными были действия Александра III против "судебной республики" - судебных установлений 1864 г. Последовательно ограничивалась сфера компетенции судов, продолжалось наступление на гласность судопроизводства. Закон 12 февраля 18 ...

Государственный Совет и Дума по основным за законам
Государственный Совет и Дума по Основным законам сохраняли право законодательной инициативы (по всем вопросам, кроме положений Основных законов), сохраняли право запроса; Дума имела право обсуждения и утверждения бюджета с существенными ограничениями, введен ...