Второй заговор Катилины, или движение катилинариев.
Страница 2

Заговор Катилины » Второй заговор Катилины, или движение катилинариев.

2) Также обремененные долгами люди, но они стремились покрыть их, добившись власти и почетных должностей.

3) Ветераны Суллы, «люди уже преклонного возраста, но испытанные и сильные». Они также пострадали от экономического кризиса, так как, несмотря на обладание земельными владениями, не сумели организовать хозяйство.

4) «Множество людей крайне разнообразного, смешанного и пестрого состава. Они уже давно испытывают затруднения и никогда уже не смогут встать на ноги,…, они по уши в старых долгах».

5) Группа людей, которых Цицерон характеризует как преступников, которых тюрьма вместить не может.

6) И, наконец, последняя группа, вызывающая у Цицерона наибольшую ненависть: те, кого он считает самыми близкими по духу Катилине – так называемая «золотая молодежь», игроки, распутники и пьяницы, «все грязные и бесстыдные люди».

Цицерон вынужден признать, что в движении захвачены разные слои общества и частично люди из того же круга, что и он: сам Катилина, Корнелий Цетег, бывший консул Корнелий Лентул, который принимал на свой счет предсказание о правлении в Риме трех Корнелиев.

Таким образом, из анализа общей массы сочувствующих Катилине, можно сделать вывод, что платформой к их объединению послужил финансовый кризис. Этим можно объяснить и крайнюю неоднородность и пестроту их состава, а также общую неорганизованность и разобщенность, что впоследствии стало причиной поражения движения катилинариев. Кроме общей массы должников и неимущих в заговоре участвовали – и при этом составляли его ядро и движущую силу – многие знатные люди, которые лишь прикрывались борьбой за интересы плебса, а на самом деле стремились к власти.

Заговор распространился далеко за городские стены, по всей Италии, и частично в колонии. Особенно стоит отметить Этрурию, где под командованием центуриона Гая Манлия, объединились вооруженные отряды сулланцев, с тем, чтобы двинуться на Рим; Цицерона предполагалось убить.

Борьба усилилась летом 63 года. Слухи о поджоге Рима и резне, подготовляемой Катилиной, все усиливались. Этот вопрос обсуждался в сенате в его присутствии.

В ночь с 21 на 22 октября Марк Красс, Марк Марцелл и Метел Сципион передали Цицерону полученные ими анонимные письма, в которых им советовалось покинуть Рим, чтобы спасти свои жизни. Кроме того, у консула имелись сведения от Квинта Курия, подкупленного им участника заговора (по другой версии информацию Цицерону предоставила Фульвия, любовница Квинта Курия, которой он по своей беспечности все рассказывал) о том, что в ночь с 28 на 29 октября заговорщики собираются поджечь Рим в нескольких местах и устроить резню. На спешно созванном заседании сената Квинт Аррий доложил о военных сборах Манлия в Этрурии, который должен был двинуться на Рим 27 октября. Сенат наделил консулов неограниченной властью над жизнью и смертью граждан, а по всей Италии вводилось осадное положение. Было решено двинуть войска против Гая Манлия, который был объявлен врагом государства. Против Катилины Луцием Павлом был возбужден судебный процесс по так называемому Плавтиеву закону (за нарушение спокойствия римских граждан). Катилина, пытаясь доказать свою невиновность и непричастность к заговору, предложил ряду лиц, в том числе и Цицерону, взять его на поруки под домашний арест, но ото всех получил отказ.

В ночь с 6 на 7 ноября в доме Марка Порция Леки состоялось тайное совещание, на котором были даны окончательные распоряжения об убийстве Цицерона и некоторых оптиматов и о поджоге Рима в 12 местах. Цицерон, узнав о планах заговорщиков, усилил охрану города.

8 ноября Цицерон созвал сенат в храме Юпитера Статора и произнес свою первую обвинительную речь против Катилины, в которой обвинял последнего в противогосударственных действиях, попытке развязать войну и разрушить Римскую республику. Но он не имел прямых улик и поэтому предложил Катилине покинуть Рим. Катилина, оценив ситуацию, пришел к выводу, что долее оставаться в городе невозможно, и в ночь на 9 ноября выехал в Этрурию, передав руководство римской группой заговорщиков Лентулу и Цетегу, пообещав вскоре вернуться с большим войском. С Катилиной отправился и знаменитый серебряный орел Гая Мария, который, по преданию, сопутствовал ему во время войны с кимврами. Лидер заговорщиков отправился по Аврелиевой дороге, и вскоре в Риме стало известно, что он принял титул и эмблемы консульского достоинства и встал во главе солдат, ранее набранных Манлием. Сенат объявил Манлия и Катилину врагами государства и поручил военные действия против них Гаю Антонию и претору Квинту Метеллу Целеру.

Страницы: 1 2 3 4

Второй этап.
Осенью 1918 г. в связи с окончанием Первой мировой войны произошли существенные изменения на междуна­родной арене. 30 октября Турция подписала со странами Антанты Мудросское перемирие, согласно которому англичане в ноябре снова заняли Баку. В начале ноября в ...

 Внешняя политика Ивана Грозного на западном направлении
После победы над Казанью и присоединения Астрахани основным вопросом во внешней политике для Ивана Грозного стал балтийский вопрос. Для развития торговли и усиления политических связей Руси требовался выход к берегам Балтийского моря. Через Великое княжество ...

 Подвиги чекистов на фронтах
Героическую страницу в боевую летопись истории Сталинградского Управления НКВД в годы войны и битвы вписали сталинградские чекисты. Их усилиями задолго до начала войны была парализована деятельность фашистской разведки по созданию в Сталинграде вражеской рез ...