«Оттепель»: трансформации политической системы страны. СССР к концу сталинской эпохи: итоги и перспективы
Страница 6

Материалы » От режима личной власти к коллективному руководству. (Изменения в системе политической власти после смерти И.В. Сталина в 50-е годы) » «Оттепель»: трансформации политической системы страны. СССР к концу сталинской эпохи: итоги и перспективы

Репрессии, состояние международных отношений осложнили процесс преодоления критических явлений. Для массовых настроений был характерен синдром ожидания. Единственный путь преодоления кризисных явлений, на развитие которого можно было рассчитывать в этих условиях, был путь реформ сверху. А единственным барьером, стоящим на этом пути, была фигура Вождя. В этом смысле Сталин был обречен, хотя на деле ситуация разрешилась самым естественным образом. Это случилось 5 марта 1953 г. – Сталин умер. Таковы были итоги сталинской эпохи. Уже тогда выпестованный им советский тоталитаризм столкнулся с двумя вызовами капиталистического мира, адекватный ответ на которые он, как показало будущее, не смог дать.

Первый – экономический. Ведущие западные страны на рубеже 30-40-50-х годов вступили в эпоху научно-технической революции, что вскоре вывело их на новую, постиндустриальную ступень развития. Наметился стремительно прогрессирующий разрыв в технологическом качестве потенциалов западной рыночной экономике и советском директивной. Последняя в силу присущих ей органических свойств – сверхцентрализованности, отсутствия инициативы и предприимчивости в многочисленных структурных звеньях хозяйственного управления, слабой материальной заинтересованности работников в качестве труда – оказалась невосприимчивой к внедрению в производство в общенациональном масштабе (за исключением приоритетного военно-промышленного комплекса) новейших достижений научно-технической мысли.

Второй вызов – в области общественно-политической и социальной. Он выражался в том, что развитие капиталистические государства продолжали стабильно поднимать и без того высокий, не сопоставимый с советскими стандартами уровень жизни населения, обеспечивать широкие демократические права и свободы.

«Давление этого вызова ощущалось и в предшествующие десятилетия. Именно для нейтрализации «демонстрационного эффекта» Запада (или, пользуясь языком партийных идеологов, его «тлетворного влияния») между СССР и Западом фактически уже с 20-х г.г. был опущен «занавес» - сначала относительно легкий, проницаемый, затем поистине «железный». Он казался незыблемым. Но то было обманчивое впечатление».9

«Занавес» в основном подпирала репрессивная машина, давившая своими тяжелыми катками все ростки вольномыслия и критического отношения к реалиям советского образа жизни. Между тем ресурсы этой машины оказались практически полностью выработанными, и власти после смерти диктатора были вынуждены приступить к ее демонтажу. Кроме того, «железный занавес» поддерживался традиционно изоляционистской политикой в области культурного обмена, общественных и личных связей с капиталистическим миром. В годы «холодной войны» она еще более усилилась, охватывая все новые сферы международных отношений. Резко сократилась торговля с Западом (на 35% в 1950 г. по сравнению с первыми послевоенными годами), что болезненно сказывалось на советской экономике, лишенной притока передовых технологий и оборудования. Руководству СССР и здесь в скором времени пришлось пересмотреть свою позицию и встать на путь развития многосторонних отношений с западными государствами.

В этой ситуации «железный занавес» с каждым годом утрачивал способность ограждать население от «тлетворного влияния» Запада. И как закономерный результат – насаждавшиеся коммунистической пропагандой стандарты «социалистического народоправства» и равенства в нищете утрачивали некогда имевшую для немалой части населения привлекательность и магическое воздействие, уступая место растущим сомнениям в правильности «выбранной» старшими поколениями модели общественного развития.

В народе… накапливался критический потенциал. И никакие действия властей не могли остановить этот процесс, ибо в рамках существовавшей модели было невозможно обрубить питающие его социально-экономические и политические корни».10

Исторический опыт показывает, что любая общественная система, не способная эффективно реагировать на принципиальные вызовы времени и внешней среды, рано или поздно входит в полосу общего кризиса и разложения. Вопрос о том, когда такая полоса началась в СССР, является дискуссионным. Одни исследователи датируют это серединой 50-х, другие концом 70-х или серединой 80-х г.г. Но как бы там ни было, уже в последние годы жизни Сталина ощущалась, становилась очевидной особенность общего кризиса советской модели тоталитарного «государственного социализма». И хотя для историков – исследователей сталинской эпохи затруднительна датировка начальной грани этого процесса, но его затяжной, вялотекущий характер явно ощущался уже в 40-50-е послевоенные годы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Итоги
Подходя к порогу нового тысячелетия, оглядываясь назад, мы смогли увидеть, сколь мучительным, трудным, порой трагическим и кровавым для России был поиск своего специфического пути в новую цивилизацию. Страна оказалась в эпицентре двух мировых воин, понесла о ...

Словацкое Просвещение. Матей Бел
В изнуренной войнами и междоусобицами Словакии XV и особенно XVIII в. усиливается влияние католической церкви. Утверждению католицизма противодействовали широко распространенное в XVII в. у словаков лютеранство и противостояние всей политике Габсбургов венге ...

Организация и функциональная характеристика земских органов
Мероприятия центральной власти по реформированию системы местного управления: ограничение власти наместников и волостелей, усиление контроля над ними со стороны местного общества посредством введения института "лучших людей", а затем и появление гу ...