Ограниченность механизмов адаптации: мобилизация и децентрализация
Страница 2

Материалы » Предпосылки революции в СССР конца 80-х. гг. Особенности постмодернизационного процесса » Ограниченность механизмов адаптации: мобилизация и децентрализация

Наконец, несмотря на формальную централизацию материально-технического снабжения и сбыта, скрытая децентрализация развивалась и в этой сфере. Здесь она выступала в двух основных формах - тенденции к самообеспечению и теневой экономики. Реагируя на неэффективность централизованного снабжения и его неспособность справиться с "диктатом производителя", предприятия стремились максимально обеспечить себя всем необходимым - от болтов и гвоздей до продуктов питания для своих работников. То же происходило на уровне отраслей и подотраслей. В результате вместо оптимальной специализации и эффективно формируемых "сверху" кооперационных связей процветало "натуральное хозяйство", сопровождающееся низким уровнем специализации и стандартизации. Одновременно развивался полулегальный и нелегальный (вне централизованных заданий и лимитов) обмен между предприятиями, позволявший как-то затыкать дыры в централизованном снабжении. Органы управления часто просто закрывали на это глаза, поскольку были заинтересованы отчитываться об успешном выполнении плановых заданий.

Противоречия еще более обострялись в результате технической неспособности централизованной системы сбалансировать развитие и взаимоувязывать плановые показатели для каждого предприятия. Это способствовало усилению экономической нестабильности, но не являлось ее первопричиной. Не технические проблемы в первую очередь ограничивали мобилизационные возможности государства для приспособления к новой стадии развития. В рамках жестко централизованного управления оказалось невозможным создать механизмы согласования разветвленной системы экономических и социальных интересов, которая возникала по мере усложнения экономической системы, формирования в ней множества разноуровневых субъектов.

Протекавшие в скрытой форме процессы децентрализации подрывали основы плановой системы, построенной на принципах "единой фабрики". Однако в условиях мягких бюджетных ограничений, отсутствия конкуренции и формальной ориентации на выполнение плановых заданий как критерий оценки деятельности предприятий децентрализация отнюдь не усилила ориентацию на реальный спрос, сохранила в неприкосновенности "диктат поставщика". Поэтому эрозию плановой системы практически невозможно описать в рыночных терминах. Наиболее полно ее можно охарактеризовать как конфликтный симбиоз монополий нерыночного происхождения, формирующихся на различных уровнях управленческой иерархии. Плановая система в этих условиях эволюционировала в сторону "экономики согласований", постоянно ищущей компромиссы между интересами различных монополий.

Впрочем, бесперспективность мобилизационной модели вне решения задач ускоренной индустриализации является очевидной не для всех исследователей. М. Элман и В. Конторович в работе "Распад советской экономической системы" придерживаются другой точки зрения. Считая, что административное давление в централизованной системе играет ту же роль, что и конкуренция - в рыночной, они утверждают, что этот рычаг мог достаточно успешно использоваться и в дальнейшем. "В конце 1982 года Андропов стал Генеральным секретарем КПСС и экономический рост был восстановлен практически сразу. Основной причиной улучшения работы промышленности и железнодорожного транспорта была политика нового лидера по ужесточению дисциплины . Восстановление советской экономики после спада 1979-1982 годов показало, что традиционная экономическая система жизнеспособна. Система успешно реагировала на свойственные ее природе сигналы (вроде ужесточения дисциплины) с учетом ее специфических характеристик".

Тот факт, что административное давление в советской системе могло дать и давало временное улучшение экономических показателей, достаточно очевиден. Однако это не означает, что сама система была жизнеспособна и могла решать стоящие перед ней проблемы. И более конкретные исследования тех же авторов практически полностью подтверждают эту мысль. Во-первых, перед страной стояли не просто количественные, а качественно новые задачи, и возобновление экономического роста без принципиального изменения его характера не может рассматриваться как безусловно позитивный фактор. Между тем, качественных сдвигов в этот период не наблюдалось.

Страницы: 1 2 3 4

Судоустройство и судопроизводство России в 1696–1710 гг. Ратуша как орган правосудия
По реконструированному Н.Б. Голиковой именному указу 1696 г., трансформированный годом ранее из Преображенской потешной избы Преображенский приказ заполучил исключительное право суда по государственным преступлениям. Отныне, независимо ни от территории, ни о ...

Финансовая реформа
Денежная реформа Диоклетиану не удалась. Финансовый кризис по-прежнему был связан с падением стоимости денег и чеканкой монет, стоимость которых не отвечала золотому запасу государства. Диоклетиан попытался исправить ситуацию и стал с 286 г. выпускать полноц ...

Расцвет городов и городской культуры.
Рост внутренней торговли, развитие сети коммуникаций со­действовали созданию крупных городов — центров политической и экономической жизни. Таких городов в токугавской Японии насчитывалось 17. Главными центрами торговой буржуазии были Эдо, Осака, Киото, Сакаи ...