Режим личной власти: от становления к краху. Формирование режима личной власти Сталина в СССР: истоки сталинизма
Страница 11

Материалы » От режима личной власти к коллективному руководству. (Изменения в системе политической власти после смерти И.В. Сталина в 50-е годы) »  Режим личной власти: от становления к краху. Формирование режима личной власти Сталина в СССР: истоки сталинизма

22 декабря 1929 г. «Правда» под общим заголовком «Верный продолжатель дела Маркса и Ленина» опубликовала статьи – панегирики в честь Сталина. Среди них особое место занимала статья К.Ворошилова «Сталин и Красная Армия». Он представил Сталина в качестве руководителя и организатора всех побед в гражданской войне «Там, где Сталин, - там победа», - писал Ворошилов. А. Микоян в своей статье «Стальной солдат большевистской гвардии» писал: «Надо полагать, 50-тилетие тов. Сталина дает толчок к тому, чтобы мы, идя навстречу законным требованиям масс, взялись, наконец, за разработку его биографии и сделали ее доступной партии и всем трудящимся страны». Он считал, что на «уроках жизни» Сталина надо «воспитывать молодое поколение партии».23

Почин восхваления Сталина подхватили другие газеты.

Наряду с идеологическими учреждениями сталинский режим имел и другую надежную опору – систему карательных органов. В начале 30-х годов прошли последние политические репрессии над прежними оппонентами большевиков – бывшими меньшевиками и эсерами. Почти все они были расстреляны или отправлены в тюрьмы и лагеря. Массовые репрессии продолжались в конце 20-х годов («Шахтинское дело» - сигнал для развертывания борьбы с «вредителями» во всех отраслях народного хозяйства), с начала 30-х годов – массовая репрессивная кампания против кулачества и середняков), 7 августа 1932 г. был принят написанный Сталиным Закон «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укрепления общественной (социалистической) собственности», вошедший в историю. Сталин в этой ситуации сумел использовать создавшееся положение в интересах укрепления уже достигнутого – своего единовластия. Его явно привлекали те книги, в которых он сделал пометки просто для себя – подчеркнув то, что ему нравилось и к чему он явно стремился все годы после Ленина. Так, в книге историка С.Г. Лозинского «История древнего мира» он, обратившись к разделу «Империя», подчеркнул фразу: «Август Октавиан – первый гражданин, принцем… верховный правитель». Прочитав раздел «Учредительная диктатура Суллы», он обратил внимание на то место и подчеркнул его, где речь идет о проскрипциях – списках лиц, приговоренных к смерти без суда и следствия и объявленных вне закона.

Обычно он был окружен «безграничным славословием» прежде всего своего партийного окружения. Как ни странно, но восторженно подчеркивались в нем обычно те черты человека и партийного руководителя, которых у него не было. Так, «восхищение» было далеко не по существу, но ему это нравилось. Очевидно, авторы, писавшие хвалебные панегирики, не вполне верили той оценке, которая звучала в их прославлений «гениального теоретика и практика социализма», но все они считали, наверное, что так нужно партии, народу, социализму. Даже, например, статья А. Бубнова называлась именно так, как «надо»: «Ленинец, организатор, вождь». Л.Каганович не видел или не хотел видеть, как все дальше уходил генсек Сталин от ленинизма и марксизма. Он писал о Сталине И.В.: «Самой замечательной и характерной чертов товарища Сталина является именно то, что он на протяжении всей своей партийно-политической деятельности не отходил от Ленина, не колебался ни вправо, ни влево, а твердо и неуклонно проводил большевистскую выдержанную политику, начиная с глубокого с подполья и кончая всем периодом после завоевания власти».

А. Енукидзе писал: «Сталин никогда не искал личной популярности, он ограничивал круг своей упорной деятельности исключительно рабочей средой и средой нелегальных товарищей-работников». Никто никогда не мог позволить себе сказать правду и о характере вождя, о его ошибках, т.е. ни слова отрицательного.

Все было направлено на утверждение его единовластия, на то, чтобы заменить ленинизм сталинизмом.

Одним из наиболее излюбленных методов в многогранной деятельности Сталина по утверждению своего единовластия были его многочисленные мнимые «отставки», апробированные самодержцами (например Иваном Грозным), которыми он не только шантажировал руководство партии и государства, но и умело пользовался сначала для вербовки многочисленных сторонников, а затем – в целях сплочения своего ближайшего окружения. Эти «отставки» были одним из сильнейших провокационных средств утверждения Сталина в его единовластии.

Страницы: 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Сельское хозяйство и Великая Отечественная война
Следует отметить, что на территории, подвергшейся временной оккупации, в 1941 г. проживало 88 млн. человек, или 40% всего населения СССР, 32% рабочих и служащих. Оккупанты захватили огромную территорию с плодородными землями, на которой до войны было занято ...

Русские княжества в условиях политической раздробленности
Хронологическим началом периода раздробленности историческая традиция считает 1132 год, когда после смерти Мстислава, сына Мономаха, по выражению летописца "разодралась земля Русская". До этого великок­няжеская власть не испытывала чрезмерной угроз ...

Главный итог Кавказской Войны
Кавказская война завершилась включением Северного Кавказа в государственное пространство Российской империи. Последовавший за этим период характеризовался более сложным по составу задач процессом вовлечения народов Северного Кавказа в российское историко-кул ...