Критика общественного и государственного строя России.
Страница 1

Социально-политическая программа.

Русские просветители второй половины XVIII века критически относились к существовавшему общественному и государственному строю России.

Анализируя литературное наследие русских просветителей, следует помнить о тех тяжелых цензурных условиях, в которых они публиковали свои произведения. В такой обстановке особенно примечательно всякое несогласие с официальной идеологией. Оно не может иметь случайного характера и должно истолковываться как продиктованное горячим желанием автора донести свои подлинные взгляды до читателя.

Выступая с критикой общественного и государственного строя России, просветители прежде всего должны были разгромить официальную идеологию самодержавия – теорию просвещенного абсолютизма.

Резко отрицательное отношение русских просветителей 60-80-х гг. XVIII века к указанной теории не всегда должным образом подчеркивается в нашей литературе. Между тем, это вопрос большой принципиальной важности, от правильного решения которого во многом зависит оценка наследия просветителей в целом, выяснение их действительного места в истории русской освободительной мысли.

Анализ произведений просветителей показывает, что проблема «просвещенного абсолютизма» занимает в них одно из первых мест. Рассматриваемые в единстве труды просветителей содержат достаточно полную и всестороннюю картину этой теории.

Изучение произведений просветителей свидетельствует, что между ними существовало известное разделение труда. Каждый из них в опубликованных произведениях критикует лишь какой-либо один аспект враждебной ему теории. Так, Я. П. Козельский доказывал, что в истории вообще не было ни одного просвещенного монарха. Н. И. Новиков и Д. И. Фонвизин критиковали беззаконие и произвол, существовавшие в России, где якобы правит просвещенный монарх. Десницкий также занимался своим кругом вопросов. В условиях, когда русское просвещение уже обрело известные организационные формы, вполне возможно соглашение между просветителями о путях пропаганды своих взглядов.

В качестве просвещенных монархов во времена Десницкого называли римского императора Августа и французского короля ЛюдовикаXIV . Всячески пропагандировалась мысль о том, что благодаря деятельности этих личностей широко распространились и стали процветать науки и искусство. Десницкий решительно возражает против такого утверждения.

«Восстание при них множества ученых мужей было не что иное, как созрение плодов, посеянных прежде и до сих еще времен за множество веков. Прославившихся при Августе Вергилиев, Овидиев Горациев и Ливиев увидел Рим не прежде как по прошествии уже седми сот лет от своего созидания, и подобные сим великие умы явились на природном языке при Людовике, когда уже их предки сразумели и даровали на французском, что древле Римлянин и Грек предали на своем», - пишет просветитель[54].

Доказывая несправедливость всеобщего мнения, Десницкий обращался к разбору личных качеств ЛюдовикаXIV. Он утверждает, что дарования и добродетели французского короля были посредственными, что оказываемое ему почтение было раболепным. Просветитель заявляет, что он воспроизводит оценку ЛюдовикаXIV, принадлежащую А. Смиту, но это не совсем так; Десницкий пишет об отрицательных качествах французского монарха более пространно и в более сильных выражениях.

Характеристика ЛюдовикаXIV делает мнение Десницкого о том, что жизнь развивается по своим законам и возможности воздействия монарха на общественные процессы весьма ограничены, особенно убедительным.

Небезынтересно, что в этом случае Десницкий создает новый прием критики существующего строя: прибегает к заведомо искаженному переводу.

Доказывая несправедливость всеобщего мнения, Десницкий обращался к разбору личных качеств ЛюдовикаXIV. Он утверждает, что дарования и добродетели французского короля были посредственными, что оказываемое ему почтение было раболепным. Так, в одном из примечаний к переводу второго тома книги Блэкстона «Истолкование английских законов» русский просветитель с возмущением говорит, что при Генрихе VIII «оба парламента были в трепете и, как восточных монархов гнусные рабы, похваляли в нем даже и самое бесчеловечие»[55].

Весьма важным для определения подлинных взглядов Десницкого является написанное им «Представление о учреждении законодательной, судительной и наказательной власти в Российской империи».

В предисловии к «Представлению…» Десницкий пишет: «Законы делать, судить по законам и производить суд в исполнение – сии три должности составляют три власть, то есть законодательную, судительную и наказательную, от которых властей зависят все почти чиноположения и все главное правление в государствах»[56].

По мнению С. А. Покровского, Десницкий исходит здесь из теории разделения властей.[57] В действительности позиция русского просветителя не может быть определена столь однозначно. Теория разделения властей предполагает распределение всей власти в государстве между несколькими ветвями.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Расцвет городов и городской культуры.
Рост внутренней торговли, развитие сети коммуникаций со­действовали созданию крупных городов — центров политической и экономической жизни. Таких городов в токугавской Японии насчитывалось 17. Главными центрами торговой буржуазии были Эдо, Осака, Киото, Сакаи ...

Критика крепостничества
Прошло всего несколько лет после смерти Ломоносова, как представители этого нового направления выступили с открытой кри­тикой крепостничества. Солдатский сын, питомец Академии, продолживший образо­вание за границей, Алексей Яковлевич Поленов (1749— 1816 гг. ...

Передовая общественная мысль в России. Формирование русского просветительства. Общественно-политические взгляды М. В. Ломоносова
Представителем передовой русской общественной мысли, выхо­дившей за рамки официальной дворянской идеологии, был М. В. Ломоносов, показавший своей многогранной деятельностью, какие творческие возможности народа скованы крепо­стничеством. Он выступал за ускоре ...