Николо-Корельский монастырь – морской форпост.
Страница 1

Еще в 1411 году двинской воевода Яков Стефанович с дружиной разграбил норвежское побережье. В 1412 году в устье Двины вновь появляются шведские и норвежские грабители, но «заволочское» ополчение под руководством воеводы Якова Стефановича «ходиша войною на мурманы по новгородскому повелению… и поеваша мурман». Но шведы и норвежцы вновь грабят селения устья Онеги, Николо-Корельский и Архангельский монастыри, опустошают Кегостров, Княжостров и другие поселения. По «двинской летописи» мурман приходило на судах «в бусах и в шняках» 500 человек.

Двиняне в общем-то отразили нападение: в бою на реке им удалось потопить два норвежских корабля, а остальные поспешили отступить, но монастырь перестал существовать на несколько десятилетий. Со временем Никольская обитель, благодаря всесильной и богатейшей новгородской боярыне Марфе Посаднице, сумела подняться из пепла и тлена.

С освоением англичанами Северного морского пути в Московию русские купцы получили что-то вроде канала для своих товаров на Запад, что не могло не влиять на развитие российского рынка в целом. Вот и Никольский причал как своеобразный транзитный пункт на этом пути становится «портом Св. Николая». Такой статус дают ему иноземцы на своих картах и в деловой переписке.

Г. Попов пишет: «Русская внешняя торговля началась при исключительно благоприятных для англичан обстоятельствах: они вели ее беспошлинно; имели право открывать в России торговые дома; им предоставляли пристани не только в устье Северной Двины, но и в Холмогорах, Коле, Мезени, Печенге и других приморских пунктах. Любопытно, что сам Ченслер, довольно основательно ознакомившийся с положением дал в Московском государстве, откровенно писал в своих записках: «Если бы Россия только сознавала все свое могущество, никому бы с ней не совладать; теперь она подобно молодому коню, которого, несмотря на всю его силу, может обуздать даже ребенок».

В 1555 году Ченслер пришел в Белое море повторно, на этот раз имея на борту не только груз, но и нескольких английских купцов. Подойдя к Николо-Корельскому монастырю, англичане облюбовали небольшую удобную бухту острова Ягры, построили здесь пристань, в дальнейшем получившей название Никольской, и помещения для хранения привезенных товаров. Защищенный от ветров небольшой залив Ченслер назвал рейдом святого Николая, а остров Ягры – Розовым из-за обилия цветущего там шиповника.

Привыкшие к аккуратности и порядку англичане стали обустраивать облюбованную ими бухту по всем правилам мореходной науки того времени. Небольшая поначалу пристань у стен монастыря постепенно становилась не только «окном в Европу», но и воротами для европейцев, прибывающих в Московское государство. Англичане новому порту придавали такое значение, что одно время все Белое море называли заливом Св. Николая.

Что же представлял собой этот порт? Здесь часть заморских товаров с больших кораблей англичан сразу же перегружались на мелкосидящие дощаники и насады, уходившие вверх по Двине. На этих же судах отправлялись и прибывавшие послы, купцы, служащие Московской торговой компании, созданной в Лондоне в 1554 году. Речным путем караван доходил до Вологды, где происходила еще одна перегрузка – на этот раз на телеги, а зимой на сани. Долгий путь от северного порта для многих «англинских гостей» и их товаров оканчивался в Москве. Но нередко их обозы следовали еще дальше – к дворам компании на Северной Волге и в Астрахани.

В 1568 году прибывший к пристани Св.Николая посол, начальник королевских почт Томас Рандольф посетил монастырь. Ему принадлежит и редкое из дошедших до нас описание монастыря: «Монастырь весь выстроен из дерева, монахи одеты как наши прежние, в черные капоры; их церковь красива, но переполнена нарисованными образами и восковыми свечами. Дома их низки, с маленькими комнатками. Живут монахи отдельно, живут вместе, сильно предаются пьянству, не учены, писать не умеют, но никогда не поучают, в церкви торжественны, молятся долго … Городка или жилищ около монастыря Св.Николая нет; только четыре дома, да здание, построенное английской компанией для собственных нужд». Очень нелестная характеристика.

Со временем «дом Святого Николая», во многом благодаря всесильной и богатейшей новгородской боярыне Марфе Посаднице, начал процветать и к 80-м годам XV столетия превратился в крупного феодала – обладателя обширных урочищ, пожень и рыбных ловищ.

Оборонное значение монастыря особенно возросло в связи с крестьянской войной и иностранной интервенцией начала XVII века. Сюда направлялись правительством средства (достигавшие в иные годы трети монастырских доходов) и заставные стрельцы. В конце 1613 года полуторатысячный отряд ракошан напал на монастырь. Судьба монастыря XV века, когда монастырь был разорен и частично сожжен шведами, словно повторилась в веке XVII.

Страницы: 1 2

Обзор источников.
По заговору Катилины имеется сравнительно много источников, и на первый взгляд, данная тема достаточно полно и подробно освещена. В первую очередь надо назвать речи Цицерона против Катилины8, а также работу Гая Саллюстия Криспа «О заговоре Катилины»9. Ряд св ...

Англия – «мастерская мира». Достижение Англией в 50-60-е годы промышленного и торгового первенства.
Победа свободной торговли. В 50-60-х гг. XIX в. первенство Англии в мировой промыш­ленности и торговле достигло своей вершины. Преимущества, свя­занные с более быстрым и ранним завершением промышленного пере­ворота, а также использование ресурсов колоний, об ...

Искоренение организованной оппозиции
В разгар коллективизации организуются крупные публичные политические процессы. В ноябре 1930 г. проходил процесс над Промышленной партией («Промпартией»), в ходе которого по обвинениям во «вредительской деятельности» был осужден ряд высокопоставленных специа ...