«Философ на тоне» и его окружение
Страница 2

Материалы » Национальная культура в России в XVIII веке » «Философ на тоне» и его окружение

Отдельные дворяне в условиях начавшегося разложения феодального строя ставили вопрос о некоторых социальных ре­формах. Граф Н. И. Панин высказывался против «ничем не ограниченной помещичьей власти», сенатор И. П. Елагин рато­вал за предоставление крестьянам земли в потомственное поль­зование, князь Д. А. Голицын рекомендовал передать крепост­ным право собственности на имущество, считая, что это «может только принесть пользу и существенные выгоды госу­дарству».

Однако в умах большинства помещиков идеи Просвещения приобретали черты, более соответствующие их крепостнической идеологии. Князь М. М. Щербатов, изучая «Естественную по­литику» Гольбаха, брал из нее только то, что могло служить для обоснования необходимости олигархического строя. Защи­щая преимущества феодально-крепостнических порядков, он ссылался на Монтескье, который, по его мнению, «связи между помещиками и их подданными [в России] похвалял». Генерал И. Н. Болтин привлекал Руссо, чтобы доказать несвоевремен­ность изменения этих порядков. Перефразируя высказывания великого философа-демократа, он писал, что «прежде должно учинить свободными души рабов, а потом уже тела». Искажение взглядов Руссо особенно ярко выразилось в педагогической теории И. И. Бецкого, выдвинутой им взамен общеобразователь­ной системы Ломоносова.

В последней трети XVIII в. реакционные настроения в дво­рянских кругах значительно усилились. Когда осенью 1773 г., отвечая на давно полученное приглашение, Дидро, наконец, приехал в Петербург, он нашел «северную Семирамиду» в пылу борьбы с народным движением под водительством Пугачева. Ему не нужно было много времени, чтобы убедиться в несвое­временности своего визита. После ряда встреч с Екатериной II редактор «Энциклопедии» пришел к выводу, что «глаза фило­софа и глаза самодержца видят вещи по-разному». Начатые им переговоры с уполномоченным императрицы И. И. Бецким от­носительно переиздания «Энциклопедии» в Петербурге скоро зашли в тупик из-за двойной игры Бецкого, которого философ охарактеризовал «нерешительным сфинксом». Для безмятеж­ного увлечения русских дворян буржуазными философами вре­мя прошло.

Вслед за правящими кругами и значительная часть дворян­ской интеллигенции в страхе отошла от учения французских просветителей и обрушилась на него с беспощадной критикой. И. П. Елагин, участвовавший в свое время в философских развлечениях императрицы, говорил теперь, что только «благодать божия . не попустила . ни Вольтерову писанию, ни прочих

так

называемых новых философов и энциклопедистов сочинениям вовсе преобратить мою душу проповеданиями их»[9].

Страницы: 1 2 

Развитие исторической науки в России.
История России как наука имеет свою историю, и ее надо знать. Если история как наука представляет собой систематическое изображение развития обществ во времени, то возникает естественный вопрос: когда русская история стала наукой. Оказывается, не так и давно ...

Аграрный сектор СССР в 50-80-е годы
Послевоенные годы по характеру социально-экономического развития можно подразделить на три периода: • взлет (1950—1970 гг.) • застой (1971—1985 гг.) • кризис и смена социально-экономической системы (1985 — 1990-е гг.). Рассмотрим состояние аграрного сект ...

Общественное движение в Болгарии в 60—70-е гг. ХIХ в.
Во второй половине X I X в. борьба за восстановление церковной независимости вступила в завершающий этап. В 1860 г. во время пасхального богослужения Илларион Макариопольский не упомянул имени греческого патриарха и завершил литургию хвалой в честь турецког ...