Слом старой правоохранительной системы

Октябрьская революция коренным образом изменила российское государство. Не миновала изменений и судебно-правовая система. Декретом о суде № 1 от 24 ноября 1917[1] года вместе с адвокатурой, прежними судами и институтом судебных следователей была упразднена прокуратура.

Такое неоправданное прерывание правовой преемственности не могло положительно сказаться на дальнейшем становлении и развитии советской судебно-правовой системы. В дореволюционном законодательстве существовало множество позитивных норм, которые могли быть успешно использованы при создании новых органов юстиции и суда, что впрочем, и произошло немного позднее.

Чрезвычайно негативное отношение народных масс к прежней судебно-правовой системе в целом и к прокуратуре в частности было напрямую вызвано теми функциями, которые эти органы осуществляли вплоть до революции.

Одной из главных причин упразднения прокуратуры без сомнения явилась ее деятельность после реорганизации 1864 года по борьбе с революционным движением в стране. Ведь в соответствии со ст. 1034 Устава уголовного судопроизводства именно прокуратура руководила

расследованием государственных преступлений, и была «органом, верно служащим самодержавию».[2]

Какая же ситуация сложилась в стране в период отсутствия «единой централизованной системы органов, осуществляющих от имени государства надзор за исполнением действующих на его территории законов»?[3]

В первые годы советской власти в законодательстве имелись существенные пробелы. Многие общественные отношения не были урегулированы правовыми нормами, что было вызвано коренной ломкой прежнего государственного строя.

Декрет о суде № 1 разрешил применять законы «свергнутых правительств» при условии, если они не отменены революцией и не противоречат революционному правосознанию.

Однако уже в конце 1918 года прекращается использование старого законодательства, так как Положение о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 года запретило судам ссылаться на законы свергнутых правительств.

Также декрет № 1 разрешал местным советам самостоятельно избирать местных судей, а городским советам – избирать революционные трибуналы.

Декрет о суде № 2 от 28 февраля 1918 года предоставлял любому гражданину право выступать на общественных началах в роли обвинителя или защитника.

По мнению Сырых В.М., советское государство встало на путь революционного террора и беззакония, ориентировав рабочий класс и других трудящихся на действия сообразно их революционному сознанию, классовой неприязни к имущим слоям общества, и не спешило создавать органы, предназначенные защищать и охранять права граждан. При такой ситуации создавалась наиболее благоприятная почва для вседозволенности и произвола должностных лиц. [4]

Похожую точку зрения высказывает и Нерсесянц В.С., считая, что так называемое пролетарское право играло активную роль в проведении военно-коммунистической политики диктатуры пролетариата и продемонстрировало весьма наглядно свой неправовой характер и свою насильственную антиправовую сущность.[5]

По нашему мнению, данные точки зрения являются весьма спорными. Понимание роли революции в развитии российского права не должно быть односторонним, и истина в данном случае не может лежать на поверхности.

Так называемую революционную законность и пролетарское право нельзя рассматривать в отрыве от обьективных реалий того времени. Становление молодого советского государства проходило в условиях гражданской войны, интервенции, и глубокого экономического кризиса, что никак не могло положительно сказываться на развитии права.

Алексеев С.С. подчеркивает, что полного поворота к праву в самые первые годы Октября еще не произошло, но поворот начинался.[6]

Но в тоже время не лишено оснований мнение Туйкова В. И. о том, что неспособность случайных, порой малограмотных людей бороться с преступностью и стремление вершить правосудие только на основании «революционной совести и революционного правосознания» настоятельно требовали восстановления правоохранительных институтов, доказавших на протяжении двух веков свою компетентность.[7]

Реформы в области народного образования и печати
14 июля 1864 г. было утверждено "Положение о начальных народных училищах". Оно предоставляло право открывать начальные школы, как общественным учреждениям, так и частным лицам, но лишь с разрешения властей. Учредители брали на себя заботу о материа ...

Карфаген. Социальное, политическое и кономическое положение.
Первым серьезным противником Римской республики в борьбе за господство в Западном Средиземноморье выступает Карфаген. К моменту первого военного столкновения, переросшего в Первую Пуническую войну (III век до н.э.), Карфагенское государство имело уже более ...

Внешняя политика
В елизаветинские времена внешняя политика России слишком часто опиралась не на продуманный государственный курс, а была лишь отражением придворных интриг. За влияние на императрицу бились между собой несколько враждебных групп. Ее личный врач Лесток и францу ...